Время орёликов

Впервые услышал от своей младшей дочери вчера слова: «Это даже лучше кино, чем иностранцы делают». Высокая оценка. Это мы сходили на «Время первых». Обычно я делаю summary-вывод в конце эссе, сейчас я с него начну, и оно будет коротким: Качественный фильм. Такой, каким и должен быть художественный фильм, снимаемый профессиональным режиссёром (Киселев), в котором играют профессиональные, талантливые и харизматичные актеры (Ильин, Хабенский, Миронов), сюжет которого прописан (в данном случае на основе вполне реальных событий, ну чуть добавили кино-драматизма по-любому) профессиональной командой сценаристов из пяти (!) человек, при поддержке космонавта-героя Алексея Леонова. Команда умеет «держать слово» – в переносном смысле, да и в прямом тоже, видимо, - а это значит, что умеют прописывать человеческие, а не ублюдочные, как в некоторых «антисоветских» ТВ сериалах тексты, создавать диалоги нормальных людей, вызывающие даже не симпатию - простое человеческое понимание, а не проплаченную угловатым беспринципным вороватым чинушей – использованной гигиенической прокладкой олигархии - «заказную» полит-антипатию (мол, как мы так могли жить вообще- спасибо родимым олигархам за освобождение из коммунистического ада). Ну, а в видео-эффектах, сделанных «Базелевсом» чувствуется рука человека, работающего в этом бизнесе уже на мировом уровне (Бекмамбетов).



Мне кажется, что самая сильная роль у Владимира Ильина (сыграл Сергея Королева). Но дуэт Миронов-Хабенский (космонавты Леонов – Беляев по фильму) тоже хорош, скажем так: «по определению». Ильин, которому в этом году уже 70 вообще удивительный, многоплановый и глубокий актер. Он хорошо играет отцов. Он играет тех «мужиков с сединкой», простых умных, сильных, добрых, на которых и держится «вот это вот все». Смотришь на него – и понимаешь: таким и был Королев. Быть может, внешне схожесть соблюдена и не во всех деталях (хотя тоже круглое лицо, зачесанные назад волосы, высокий лоб, решимость и какая-то отрешенность от всего лишнего, наносного, пустого и ненужного для достижения цели в глазах – у них все же общее). Приходит понимание, что внутри Королев был именно таким – «отец солдатам -космонавтам». И профи Ильин «поймал» это. Его «Удачи вам, орёлики!» можно отнести к посланию из прошлого всем нам. Наши отцы говорили так о парнях, летающих на самолетах и ракетах: они звали их так и верили, что они молодые и сильные могут летать и продержатся, все сделают, потому что это наши ребята, они лучшие. Да, было такое время у нас! Смотришь фильм и веришь: не будь такого как Королев, этого Человека Земли (оба слова с Заглавной) – неизвестно вообще была бы «та самая» История с ещё одной большой буквы «И», которой мы стыдливо «типа как бы гордимся». В картину уже успели, правда, сделать плевок, назвав ее «историей про «полет в кандалах». Не знаю, что кандального в ней нашли, я лично увидел более историю второго плана про дружбу двух ребят-летчиков. Пожалуй, «кандальная часть» касается в целом холодной войны, ее реалий, воплощением которых стал генерал Каманин, требовавший «обогнать американцев» и «не допустить падения спускаемого аппарата на территорию врага» (очень емко и профессионально эту роль второго плана исполнил Котенев). Оставим на совести кухонных диссидентов «кандалы» и обратим внимание на несколько иной аспект:
Вдумайтесь, ведь нам была показана история наших отцов, бывших простых городских и деревенских пацанов, а об их простоте говорят автобиографические вставки (кстати, блестяще сделана картина «полета» во сне – или в мечте - маленького Леши над ночным полем), покоривших космос, выведших первыми человечество на принципиально новый уровень жизни - За пределы колыбели … Ибо кто если не они?



Такой как Королев не мог не появится в послевоенной стране, чуть не погибшей, потерявшей десятки миллионов, но восставшей из окровавленных черных руин супер-промышленностью, спецсталью, станками и инженерной школой мирового уровня, рабочими-мастерами, людьми с золотыми руками – все они осилили этот рывок за атмосферу, за гравитацию, за грань возможного. И пусть хрипло гавкают плешивые дворняги без роду и племени про то, как мы «все, мол, вывезли из Миттельбау у Вернера фон Брауна» – да ни хрена! Это Королев сделал, это Черток (Ицков сыграл) сделал, это Раушенбах (Нифонтов сыграл) и многие другие – все они не глупее были фон Брауна и его очкастых SS-овских псов. А прошли они очень быстро и неизмеримо, намного дальше любого архивного мусора из горы Коштайн: от управляемых баллистических болванок с гептилом и тротилом, летающих на высоту до 188 км. – до космических кораблей и аппаратов. А это дистанция неизмеримо большая: как от холодильника на кухне болтунов - до Сатурна, и оттуда обратно - до дивана.
В этом фильме и роли второго плана (жены, офицеры, рабочие, персонал, летчики сопровождения и спасения и т.д.) прописаны емко, жизненно, как и положено качественному кино. И в заключение пару слов о спецэффектах, космических съемках. Уже после премьеры сеть заполнили вилоги разных умников со странными трудно-выговариваемыми фамилиями, которые принялись усердно копаться в спецэффектах, пытаясь найти «несоответствия».



Слушайте, умники, а что ж вы так в «Гравитации» не копались-то, а? Вот уж где поле просторное для сканирования багов. Скажу проще и доступнее: я смотрел «Гравитацию» и мне было не страшно: ни когда астронавтов «закручивало» вокруг разрушающегося орбитального модуля. Мне не было страшно и волнительно даже когда астронавты в ранцах неслись по орбите на последней капле топлива в поисках другой, спасительной станции. Смотрелось красиво - как красивая объемная картинка – а нужно было, чтобы зритель ощущал себя летящим там в вечном холоде и темноте, в этом скафандре с ранцем. Чтобы прочувствовать не то, как Сандра Буллок и Джордж Клуни смотрятся красиво на фоне космоса, а то как космонавт беззащитен в этом небольшом коконе – его единственной маленькой надежде на спасение в бесконечности всесильной вселенной. И когда Леонов застрял в своем раздутом скафандре в этой чертовой узкой шлюзовой камере и не мог закрыть за собой люк в открытый космос, мне так и хотелось вскочить с места и крикнуть на весь зал: «Леша! Ногой попробуй, ногой подцепи люк!» Да, давненько не испытывал таких эмоций в кино, уж и забыл, когда в последний раз в зале хотелось вскочить и подсказать что-то артисту на экране, разве что в далеком детстве, очень далеком. В «Первых в космосе» это ощущение присутствия на орбите передано. До мурашек. На все сто (хоть и не в 3D смотрел). Как это сделано? За счет чего? – Трудно сказать. Профи знают ответ, видимо. Я думаю, за счет всего…

Оригинал публикации - на сайте "Проза.Ру": http://www.proza.ru/2017/05/04/1106