Сага о Глизе. Прозрение генерала

- С вами говорит генерал Геркаран! Вы подняли восстание, уничтожили наших слуг, ввергнув планету в хаос. Я пришел первым, чтобы договорится с вами. Я не хочу крови, выходите на открытые места, поднимайте руки вверх, мы видим вас с орбиты и гарантируем жизнь всем, кто повинуется. Геркаран действительно не хотел крови, он злился, что эти никчемные снобы из галактической администрации снова кинули его разгребать очередное межпланетное дерьмо. Убираться за Представителями, Агентами и прочей гнилой сволочью, облепившей непомерно разросшуюся империю своими мафиозными щупальцами. Старый солдат был выучен воевать с самыми сильными инопланетными цивилизациями, какие только можно выдумать. Но на всем многовековом пути человечества сквозь галактическую пыль они так и не встретились. Во всей «вертушке» существовала лишь одна разумная раса, земляне. Но, расселившись по разным планетам, они стали сильно отличаться друг от друга. Они превратились в настоящих инопланетян по отношению друг к другу и к Метрополии. И этих землян-инопланетян ему поручили усмирить, жестко, особо не церемонясь. Но и не нарушая закон. - Бхавин, это Эндрю, - ответил ему старческий, но еще бодрый голос дядюшки Эндрю.- Эндрю Маклейн, старый черт, какого хрена ты тут делаешь, ты, говорят сбежал куда глаза глядят. А где Горский? – Услышав своего приятеля молодости, собрата по дерзким десантным вылазкам и не менее дерзким вечеринкам в невесомости, генерал перешел со стальной машинной нотки в голосе на более человеческую.- Горский погиб, на него было организовано покушение, потом мы сшили тут его с Ли-Соном, но он не выжил. Мы считаем, что за покушением стояли Представители.- Вот про покушение тоже расскажите на суде. Военврач Ли-Сон? И этот мясник тоже здесь? А я думаю, куда подевались все старые сорвиголовы. Почем на Глизе пилюли от запора, доктор! – Геркарана рассмешила своя же солдафонская шутка. -  Но это еще не все. Мы тут перебели всех ваших сатрапов. Всех, до единого. Эндрю предложил Геркарану далее говорить по видео связи, тот принял его запрос. На экране появилась командирская рубка, генерал был в ней в полном одиночестве, так без свидетелей и глупых советников, которые толкают под руку, он любил принимать стратегические решения. - Послушай, Эндрю, ты опытный вояка и понимаешь, что я должен выполнить приказ. Вы все будете арестованы и доставлены в суд. Либо мне придется уничтожить вас. Но ты понимаешь, что могут пострадать ни в чем не повинные люди.- Бхавин, ты служишь негодяям, ворам и бандитам. Ты настоящий воин, но они используют тебя. Боевому генералу, бывавшему в центре галактики, не стыдно идти на поводу о проходимцев, которые грабят колонии, насилуют, сеют раздор, страх и ненависть?- О чем ты, Эндрю? Вы хотели, чтобы Глизе, которая была открыта системой и развивалась под ее руководством, была отпущена на все стороны вселенной. Это же смешно, Эндрю, чего вы добились в итоге? Сместили планету с орбиты… вы думали, никто не найдет ее? Дураки! А перебить всех роботов – это разве не смешно… Вы знаете, сколько на заводах Метрополии каждый день делается роботов? Вас ждет тюрьма, Эндрю. Суд и тюрьма. Геркоран скрестил четыре пальца, показал, ухмыляясь, тюремную решетку в объектив камеры видеосвязи.- Тюрьма, говоришь. Или казнь? – Эндрю нахмурил брови.- Казней у нас никаких давно нет, лет триста как. Что ты там мелишь, Эндрю?- Слушай, Бхавин. Помнишь, ты отправил корабль с десантниками на горизонт событий, черную дыру в центре Весов, вспоминаешь иногда? И тебе тогда дали такое задание и сказали, что хотят возможность гиперскачка по горизонту проверить. А потом всех разведчиков убила гамма-вспышка?- Помню, конечно, всю жизнь буду помнить, такое не забывается… - голос Бхавина Геркарана осёкся. Откуда простой рядовой десантник Эндрю может знать про приказ, про то, что этот кошмар мучает его во сне всю жизнь. Что ему сниться как он отправил ребят на верную смерть, что сам он летит с ними, а потом дыра жрет всех, кроме него. Что он боится больше других, а потом выходит, что он жив, все кроме него гибнут. И эти глаза ребят, молодых еще совсем романтиков… И он просыпается в поту от стыда за свою трусость и от жалости к ребятам – молодым астронавтам, которые погибли там, в этом чертовом пекле ни за грош. – Я помню, что какие-то идиоты отдали приказ отправить туда ребят. И они нарвались там на гамма-взрыв. Дыра порвала и сожрала звезду…мы ее не видели за дырой, звезда была слабенькая. Но когда рванула…- Бхавин, ты хоть сам понимаешь, какую инфантильную чушь ты сейчас несешь. Неужели ты и вправду думаешь, что все телескопы центра не видели той звезды? Такое вообще может быть? Ты ведь сам себе внушил, что было все так, как тебе рассказали твои начальники.- А как же, по-твоему, было на самом деле? – усмехнулся генерал, стараясь оставаться как можно более невозмутимым. Сомнение терзало его, и даже сейчас оно оказалось столь сильным, что генерал на время забыл ради чего вообще прилетел в этот забытый богом уголок в секторе Весов.

Read more...Collapse )

Сага о Глизе. Горский

Продолжение истории о покорителях планеты Глизе. Начало в рассказе «Трое с плато пионер».   Глизейский казуар, высоко поднимая лапы, шлепал по трясине. Он пробирался сквозь вязкое мелководье, рассекая своим сильным телом болотную дымку, прилипшую к кочкам. Свой мощный клюв хищная птица подняла вверх,  так легче нести добычу. Сквозь его щель поблескивала необычная пожива. Это был ледяной серебряный шар. Казуар решил отнести трофей домой в гнездо, подальше от глаз ползающих и летающих конкурентов по пищевой цепочке. Сразу расколоть большой ледяной орех не получилось. Шар был слишком крупный и твердый. Он попался хищнику случайно: валялся в одной из мутных ям, свалившись туда невесть откуда. Шар почти утонул, была видна лишь его макушка. Но у казуара хорошее зрение, отблески металла, как игру рыбьей чешуи, он не пропустит мимо. 

Но в этот день птице было не суждено донести добычу до дома. Всему виной люди. Отверженные. Один из них, молодой девятнадцатилетний парень Рамирес, уже высматривает цель, выбирает момент. Он ее убьет. Ради белка, который в мощных лапах казуара. Рамиреса ждет в пещере его племя, и оно голодно. Первая стрела просвистела мимо и коротким всплеском прошила воду, подняв круговую рябь. Казуар насторожился, резко ускорил ход, перешел на бег. Летать птица не могла, тем более, когда в клюве такой тяжелый предмет. Однако отпускать шар казуар не хотел, не каждый день попадается такая крупная рыбина. Вторая стрела попала птице под рудимент крыла, прошла в сердце, прибив его насквозь, и застряла внутри. Птица споткнулась, задыхаясь, с силой сплюнула добычу, широко раскрыв от предсмертного ужаса глаза, пробежала еще несколько метров и рухнула замертво. 

concept art Jonas de Oro
concept art Jonas de Oro

Рамирес в высоких болотных сапогах осторожно приблизился к птице, держа арбалет наготове. От этих глизейских монстров можно ожидать чего угодно. Прикинется мертвой, подойдешь поближе – клюнет в лоб. Черепушку пробьет, как нечего делать. Но этот хищник уже не представлял никакой опасности. Молодой охотник боязливо пнул тело ногой – реакции не последовало. Ловкими движениями парень отсек лазерным ножом лапы, тут же освежевал и запихнул мясо в большой прорезиненный мешок. Он уже готовился двинуться обратно в сторону лагеря, как заметил ледяной шар. Парень приблизился, с опаской прикоснулся к нему пальцем, затем приложил к шару ладонь. Рамирес решился поднять его. Что-то говорило, что находка страшная, другой голос шептал, что ценная. Любопытство в итоге оказалось сильнее страха. Рамирес взял таинственный предмет в руки. Парень поднял эту странную штуку перед лицом, и тут же с ужасом громко крикнул: Боже, что это, черт подери! Внутри была отрубленная человеческая голова. 

- Это автономный спасательный шлем космодесантника. Он работает даже по тем частям тела, что оторвало взрывом, - пояснил дядя Эндрю, пожилой видавший виды бывший спецназовец Метрополии, вождь племени дальней стороны болота. К этому племени, самому многочисленному из отверженных, принадлежал Рамирес и еще человек четыреста таких же глизейских голодранцев, попавших в суровые жизненные переделки. Племя состояло из очень разных людей, но свела их вместе одна судьба: они прошли звездными дорогами, чтобы быть свободными. Но за свою свободу заплатили слишком большую цену. У каждого вопроса есть своя цена.

concept art неизвестного художника
concept art неизвестного художника

Держа шлем в руках на уровне глаз, Эндрю повернулся к входу из пещеры спиной. Так что свет, который шел со стороны открытого люка, осветил шлем ярким лучом, что рвался в пещеру извне. Эндрю деловито продолжил: «Такие костюмы были только у командного состава. Гениальная вещь. При взрыве срабатывает моментально. Реагирует на критическое изменение параметров организма. Способно измерить уровень болевого шока, тут же хватает в стальной кокон всего человека или его отсеченный орган. Моментально герметизируется и включает режим сохранения холодом, работает на супер-долгих элементах питания. Может продержать орган вне тлена годами.

- Но кто это? – спросил нетерпеливый охотник Рамирес. Сердце молодого человека бешено колотилось в груди. Такой таинственной загадки он еще никогда в жизни не встречал и не ожидал от болота, в котором каждый день рыскал в поисках еды для племени.

- Я давно живу в лесу, но не слышал, чтобы где-то в наших краях падал космический корабль или другой летательный аппарат. Мы явно имеем дело с результатом взрыва, возможно, случилась какая-то катастрофа. Надо позвать Ли-Сона. Он работал на базе в больнице, может, слышал что-то. 

Рамирес пылает желанием узнать тайну, что хранит объект, который он вырвал из клюва гигантской птицы. И вот он уже почти бежит обратно, и тащит за руку еще одного ветерана Глизе –военврача в отставке, волшебника Ли-Сона, легенду племени отверженных, человека из первой сотни колонистов. Он служил в армии, но сбежал при первом же случае на болота, да не с пустыми руками: пригнал небольшой десантный корабль, оборудованный по последнему слову техники, что бросили на одном из рудников.  Ли-Сон активно работал в первых миссиях, когда пионерам Глизе было неизвестно, каких сюрпризов можно ожидать от планеты, доктор всегда должен был быть под рукой, а корабль выкупили у Метрополии. Галактическую посудину напичкали под завязку самым разным оборудованием, на все случаи жизни. Ли-Сон, кряхтя, примостился у костра, крепко обхватил своими костлявыми жилистыми руками тяжелый холодный шар, взглянул в лицо погибшему и тут челюсть его отвисла. То, что он сказал, оставит Рамиреса без сна лидеров племени на несколько дней вперед.

- Да чтоб меня болотная горгона сожрала! – воскликнул ветеран, выпятив глаза и отринув от шара, будто из него неожиданно показалась ядовитая змея. - Это же голова Горского, президента…нашего. Это он, точно вам говорю, в замороженном виде. Невероятно, но ведь Иван Горский в столице.

В пещере повисла зловещая тишина. 

пещера Болотного племени, concept art, Houang Nguen
пещера Болотного племени, concept art, Houang Nguen

-Дурман-травы объелся? – первым порвал возникший звуковой тупик дядя Эндрю. 

- Все шутите, дядюшка Эндрю, а мне совсем не до шуток. Я видел Горского, буквально неделю назад. Рядом стоял, как с вами сейчас, во время парада 30-летия основания Базы. Ветеранов Глизе согнали со всех болот и заставили стоять глупо махать цветочками, изображать счастье. Это его башка, точно вам говорю. Может, у него брат-близнец был, хм…, - продолжал нагнетать таинственность бывший воин. Если это Горский, и его кто-то убил, срубив голову с плеч, то защитный кокон встал на пути смерти и сохранил голову. Вот смотрите, тут индикатор должен быть… - он соскоблил ногтем ледяную корку с шара. Из-под инея проявилась тонкая, еле заметная мерцающая полоска. Индикатор мигал слабым синим светодиодным огоньком. - Шлем держит температуру, пока есть заряд в элементах питания. Внутри сейчас до минус ста примерно. Но по мере разрядки топливного элемента температура постепенно повышается.

- То есть голова в криогенном коконе, так? – блеснул эрудицией Рам.

- Точно. Такие костюмы одевались в самых опасных случаях, если тело или его какая-то часть получали серьезное смертельное повреждение, костюм схватывал ее и обволакивал холодом, работает автономно, при отрыве частей тела и разрыве костюма. 

- И что, его, в смысле вот эту голову похожую на Горского, оживить можно? – спросил осторожно Рамирес.

- Теоретически можно, - со знанием дела ответил сержант в отставке Ли-Сон. У шлема еще чуть больше десяти процентов поддержки жизни, шансы есть. Вовремя нашли, надо сказать. На моем штурмовике есть хирургический блок, можно попытаться спасти. Робот может сшить его, но нужны остальные части тела. В хорошем состоянии, разумеется. Шансы, что выживет пятьдесят - на пятьдесят. Рам, ты видел остальную часть тела?

- Я ничего не находил кроме шара. 

- Его тела нет, но есть другое, в леднике лежит, в гроте, - вступил в разговор Эндрю.

- Кто это? 

- Самоубийца, прострелил себе башку из «девятки», снес к черту. Не выдержал здесь с вами дураками, - Эндрю, как всегда язвил, даже в такой кошмарной ситуации. - Бывший геолог с заброшенных астероидных рудников, одинокий несчастный, думал здесь обрести счастье. А здесь оказалось еще хуже. По джунглям скитался в поисках смыслов, все время спрашивал «ради чего все это?». А смысла-то нет. Ни там, ни здесь. Нигде. И от себя не убежать.

затерянный развед-корабль, concept art Mark Li
затерянный развед-корабль, concept art Mark Li

- А когда к власти в секторе пришли эти отбросы, именующие себя Представителями Метрополии, вообще жизни не стало никому. А для такого впечатлительного человека как он, наверно, это было последней каплей, - сгустил краски Ли-Сон.

- Представители – мерзавцы, конечно. Но человек должен сам тоже понимать, что к чему. И что люди соглашаются на работу на рудниках, - вздохнул совсем по-взрослому Рамирес. Всю жизнь: ничего кроме экзо-скафандра, кабины экскаватора и пустоты космоса в иллюминаторе каюты-кельи. Одна радость – нажраться до чертиков. 

- Да, у любого крыша съедет от такой жизни, - добавил философского смысла беседе Ли-Сон. А еще радиация. От нее тоже, знаете ли…, - Ли-Сон красноречиво покрутил кистью руки у виска.

- Знаем, - перебил его дядюшка Эндрю. Но только в кои веки кому до простолюдинов кому-то было дело? – резонно заметил престарелый вождь племени. Метрополия жаждет все больше платины, и безработица в нашем секторе Большой вертушки серьезная. Вот и клепают астероидные базы тысячами вокруг Глизе. И вместо роботов людьми заполняют. Потом реляции победные о борьбе с безработицей по всей галактике рассылают. Известное дело… Ну так, что, Ли-Сон, потянет медсанбат твоего летающего танка пересадку головы нашего гостя с болота? – вернулся к главной теме пожилой вождь племени Эндрю, которого все по-свойски звали «дядя Эндрю».

- Потянет. Если энергии хватит. Еще и не такое склеивали. Вот, помню, высаживаемся мы на Лутойю…

- Остановись, Ли. Мы эту историю уже много раз слышали, - перебил ветерана Рамирес, которому более всего на свете сейчас хотелось поскорее узнать страшную тайну найденного шара. 

- Да пошли вы, - обиделся Ли-Сон и, подхватив ледяной шар, отправился вон из пещеры. – Пришью горемыке с рудников чертову голову этого близнеца Горского, пусть порадуется хоть раз в своей убогой жизни, - пробурчал он на ходу сам себе.

- Кто из них двоих порадуется-то? – бросил ему вслед очередную колючку Эндрю.

- Оба, - огрызнулся десантник, захлопывая за собой бронированный люк пещеры.

Первое появление восстановленного из двух человека-близнеца произошло примерно через месяц. Как всегда, вечерили у костра в пещере, потягивали вискарь, сделанный из местного солода, островками рассыпанного по продуваемых холодными верховиками склонах нагорья. Закусывали чем бог охоты послал. Все обернулись когда в просвете входа показался Ли, осторожно ведущего под руку человека со свежим круговым шрамом на шее. Двое подошли к костру, сели в плетеные кресла, расставленные вокруг очага. 

- Продолжайте общаться, как ни в чем не бывало, - настоял Ли. Второй при этом уставился на костер и молча сидел.

- Н-да…только и смог выговорить дядя Эндрю. Все медленно поставили стаканы с напитком на пол, пить сразу расхотелось, разговор дальше не вязался.

Человек с шрамом на шее продолжал смотреть на костер. Его взгляд постепенно стекленел, зрачки сузились, почернели, и в них бесовски заиграло отражение костра пламени. Казалось, он был в полном отключении от окружающей действительности. Так в зловещей тишине, в компании воскресшего зомби, до мурашек по спине похожего на президента Глизе, просидели минут десять.

- Слушай, а ты ему голову нормально пришил? – спросил тихо, почти шепотом Рам, тактично склонившись над ухом Ли-Сона.

- Да чтоб мне так мама пришила, - ответил ветеран. Он пока плохо соображает, но постепенно должен восстановиться. Пока все идет по плану, хотя есть проблемы с болевыми ощущениями.

Ли поднял гостя под локоть и мягко потянул к выходу. Тот с трудом поднялся, сморщился от боли и неспешно вышел, провожаемый молчанием и взглядами, в которых смешались трепетный восторг от достижений военно-полевой хирургии и ужас от увиденного наяву человека из царства Аида. 

*****

Жизнь и смерть — две стороны одной медали. В племени болотных отшельников появилась молодежь, а значит, пришла любовь. Красавица Нийя: слух о девятнадцатилетней принцессе распространился далеко за пределы ореола племени. Ее огромные зеленые глаза, грация и нежность сводили с ума. Нийя была любимицей племени и большой любовью Рамиреса. Ради нее он был готов на что угодно, бросится на любого врага. Молодый пылкий влюбленный жаждал совершить подвиг ради своего идеала. Вскоре такая возможность представится: за красивыми девушками Глизе давно охотились колониальные роботы. Метрополия знала, что племена, живущие у болот, иногда рождают на свет женских особей редкой красоты. Их отбирали и увозили с планеты, говорили, что в отряд, где формируется лучший генофонд ля создания красивого гармоничного общества. Говорили также, что они будут жить в прекрасных условиях, хорошо зарабатывать, а их женихами станут лучшие офицеры, самые порядочные и мужественные люди галактики. Однако в эти байки мало кто верил. Среди отверженных царило мнение, что девушек просто воруют развратные сборщики податей, называющие себя агентами Метрополии. Контроль над ними давно был потерян. Они превратились в криминальную касту и постепенно навели свои порядки по всему сектору. Каждый глизеец испытал на себе их крысиную хватку и хранил доказательство жестоких  преступлений Представителей. А исчезнувшие с планеты красавицы никогда больше не возвращались на нее. Связь с ними пропадала, и даже родственники и близкие друзья не знали ничего об их судьбе. Они исчезали навсегда. Оставалось только молиться всем богам, чтобы они выжили. 

- Если с тобой что-то случится, я не переживу. Буду биться за тебя, насмерть, - Рам стоял на одном колене перед своей любовью. Та нежно приложила свой красивый пальчик к его губам. Потом прикоснулась к ним губами, но не целовала, а лишь провела своими по его подразнив легким касанием.

- Какой ты серьезный! Не говори так, и не переживай за меня, я хитрая, очень. Вот увидишь, какая я хитрая. Нийя щелкнула парня по носу. – Догоняй! – бросилась бежать.

- Нийя, ты цветок, ты … радость моя, - сердце Рама налилось такой теплотой, что, казалось, ей можно обогреть всю галактику.  

Молодость Нийи и Рамиреса пришлась на непростое время. Агенты и Представители, объявившие себя единственной легитимной властью, обложили планетные системы жесткой данью. И никто не смог оказать им достойного сопротивления: сборщики-машины стали их опричниками, баскаками. Безжалостные и бездушные, они наводили настоящий ужас. А что Метрополия? Элита предпочитала закрывать глаза, возможно, сама боялась этого джина, который вырвался из бутылки в космическую бездну.

Нийя, concept art - unknown author
Нийя, concept art - unknown author

***** 

В один из тех дней, когда все племя жило новостью о найденной голове и воскрешенном страннике, похожем на Горского, в небе над лагерем отшельников появился рой роботов. Он завис над поляной на высоте около двадцати метров. Жутковатый небесный гул вжал племя в хижины, загнал в пещеру. Одна из машин отделилась от черного облака, подлетела ко входу в пещеру. «У вас есть обязательства. Пришло время их выполнить», - известил сухой, как выстрел, металлический голос из динамика под днищем одного из летательных аппаратов. 

Рамирес тут же схватился за тяжелый дробовик, передернул затвор.

- Куда! Сидеть! Я выйду, скажу им…, - дядя Эндрю, кряхтя, поднялся с пола пещеры, вырвал дробовик из рук Рама. Старик знал, что им нужно, конечно, красавица Ния, не он же, пронюхали твари. Ния и Рамирес, были для племени талисманом будущего, в них Эндрю видел продолжение жизни своего народа. Разумеется, никого из них ни по отдельности, ни вместе отдавать вождь не собирался.

- Убьют тебя, Эндрю, - обреченно констатировал Ли-Сон в спину уходящему на разборки Эндрю.

- Не убьют. А хоть и убьют. Разве это жизнь, - отмахнулся Эндрю. 

Он вышел на поляну перед пещерой, поднял голову вверх и с вызовом посмотрел в электронный глаз камеры, смотревшей на него с неба. Механический глаз сфокусировался. 

- У нас нет для вас ничего интересного,- Эндрю показал рукой в сторону лиан, на которых гроздьями была развешена вяленая рыба, пожал плечами, как бы недоумевая, что с них можно взять еще. 

- Ваше сообщение отклонено Представителем, - ответила машина через пару секунд. И повторила: У вас есть обязательства. Пришло время их выполнить.

- Нет. Улетайте. Ничего нет для ваших хозяев. Эндрю будто играл какой-то спектакль, выговаривая как можно более раздельно выученные заранее реплики. Впрочем, финальная сцена этого либретто была всем известна, диалог не имел большого значения.

Роботы более ничего не спрашивали. Боевые машины выстроились в воздухе в треугольник, острие которого была направлено на пещеру и хижины отшельников.

- Я выйду. Пусть. Ния пыталась вырваться из объятий Рамиреса, который крепко прижал ее к себе, повернувшись сильной спиной к входу в пещеру.

«У вас есть еще десять секунд, чтобы сообщить нам, что вы готовы выполнить свои обязательства», - произнес сообщение финального предупреждения железный голос ведущего летательного аппарата, теперь он оказался во главе боевого построения.

Эндрю молчал. Он развел руки широко в стороны, так чтобы его собственное тело стало главной мишенью. Дядя Эндрю стоял между ударными беспилотными машинами и входом, перекрыв коридор для роботов своим старым, но все еще могучим телом. Роботы, видимо, получив какую-то новую команду, лениво начали разворачиваться, казалось, переложились на обратный курс. Эндрю подумал, что перестроение в боевой порядок было лишь угрозой. Что кто-то, руководившей каре роботов, так и не решился ее исполнить. Все уже выдохнули с облегчением, увидев, что машины развернулись обратно, как вдруг одна из них, как рыба метает икру, скинуло облако мелких объектов. Они, как рой рассерженных ос, атаковали Эндрю, тот беспорядочно отмахивался руками, потом окровавленный, истерзанный лазерными жалами агрессора рухнул на землю. «Осы» оставили о себе память бедному ветерану: его истерзанное оспами-шрамами от микро-выстрелов лицо будет напоминать об атаке всю оставшуюся жизнь. Если бы он знал, что превратиться в страшилу, то, конечно, никогда бы не полетел на Глизе, где мечтал обрести счастье. Впрочем, он познал его. Оно в людях, понял Эндрю на закате жизни. За них он и дрался смертным боем.

Эндрю против атакующих БПЛА, concept art, Mark Li
Эндрю против атакующих БПЛА, concept art, Mark Li

*****

Горский постепенно приходил в память, шаг за шагом в логичную цепочку складывались осколки последних событий его жизни. Он никому не говорил, что просчитал, как пал жертвой заговора. И что понял, какие конкретные люди и солдаты-машины несут ответственность за его физическую и моральную боль. А она становилась нестерпим. Он не мог жить без болеутоляющих. Однако он не был бы Горским и президентом целой планеты, если бы ограничился банальной местью. Нет, он хотел большего. Реализовать свою миссию через месть, за утраты близких ему людей. За переворот и убийства он будет мстить. Горский понимал, что дни его сочтены. Новое тело недолго продержит жизнь в нем, слишком много боли пришлось ему пережить, оно плохо слушалось, давление периодически скакало до обмороков, Горский боялся, что в любой момент может накрыть инсульт, кровообращение в голове могло подвести, сердце работало на пределе. Ему бы покой. Но нужно знать Горского: этот галактический волк теперь вцепится врагу в горло и сожмет челюсти, пока тот не перестанет подавать признаки жизни. А иначе, зачем ему было воскресать…

Дядюшка Эндрю лежал на полу, накрытый плотным одеялом, Нийя влажным тампоном, пропитанным соком лиан, смачивала шрамы на лице, Эндрю стонал, все смотрели на костер и слушали его стоны, как заклинания. 

- Если удастся уничтожить машины Метрополия сориентируется не сразу. Ее боевые корабли сейчас далеко, ушли вглубь вертушки.

- Откуда вы все это знаете? – выдавил сквозь стоны Эндрю. 

- Знаю, господин раненый. Но не знаю откуда. Опыт, интуиция, видимо. Они решили, что здесь сопротивление полностью подавлено, и машины полностью контролируют планету. Перестали следить за сектором, отпустили поводья. Поэтому баскаки так и обнаглели. Гвардия слишком далеко, а кроме нее нет силы, которая имеет право вмешиваться. Представители узурпировали власть. И вот результат. Все как по учебнику.

- С машинами ничего нельзя поделать. Мы бессильны, - встрял в разговор Рам. - Они быстрее нас, у них нет жалости, их много, они хорошо вооружены и организованы. Они власть тут, - пытался вразумить соплеменников он, видимо, уже понимая, что ему как вскоре предстоит руководить племенем. Нам просто нужно это признать и уходить дальше вглубь болот. На территории, которые пока не исследованы навигаторами машин.

- Они маршрутизируют новые места очень быстро, - ответил на идею молодого охотника Ли-Сон. К тому же здесь мы уже осели, освоились, где такую пещеру вторую удобную найти? – задал он вполне резонный вопрос.

Но не такого ответа ждал от молодого князя болотного племени Горский. Впрочем, Рам поправился:

- Я видел пещеру, еще больше чем эта и суше, но она полна тварей, придется их всех перебить. Я справлюсь. Не впервой.

- Если ты про ту, что у плато, на том конце болота, то я бы вообще туда не стал соваться, там вулкан спящий. Даже не вулкан, огромная кальдера, - напомнил Ли-Сон.

Горский молча слушал разговор. Если плато, то наверняка речь идет о Пионере. Снова вечный зов Глязе тянет туда Горского. На этом плато остались навеки его два друга, быть может, они и зовут Горского к себе, как позвали в тот роковой день, когда его кортеж нарвался на засаду. И именно там он впервые поклялся, что посвятит свою жизнь Глизе и что это будет совсем другая жизнь. 

- А что, там действительно кальдера? – переключил вдруг тему разговора Горский. Его лицо выражало внутреннюю собранность, к такому выражению лица бывшего президента Глизе уже все в племени привыкли. Час пробил. 

- Кальдера. Не сомневайтесь. Самая настоящая. Ее наш геолог-отшельник открыл, тот самый тело которого сейчас ваша голова венчает. Несчастный. Может, знал, что обречены и решил не дожидаться? Наша «красавица» Глизе сидит на огромной мине, которая может взорваться в любой момент, - Эндрю, кряхтя, приподнялся с постели. 

Такую возможность блеснуть своей эрудицией он не мог пропустить, несмотря на страдания, которые он испытывал после экзекуции.- Кальдера поменьше земной Йелоустоунской будет. Но если рванет, мало не покажется. Погибнет полпланеты, цунами накроют, может даже сдвинуть ось Глизе, а что с атмосферой будет… даже подумать страшно. Для Горского информация про кальдеру была лишь еще одной вводной для решения задачи отмщения врагу, не более того. Но и не менее. И решение не заставило себя долго ждать.

- А что, если ось Глизе сдвинется, машины смогут работать? – как бы сам себя спросил он. И тут же и ответил. – Нет, не смогут.

- Эй, да вы что! Сдвинуть ось планеты? Взорвать кальдеру?! Вы в своем уме? Впрочем, что я спрашиваю…

- Они потеряют навигацию. Полностью. Спутники на орбите спутаются, звездные координаты собьются, сеть выйдет из строя. Сместятся магнитные полюса. И тогда автономной навигации машин – конец. А без навигации они превратятся в груду металлолома. Вот и все.

Штурмовик Метпрополии над полюсом Глизе, concept art, Mark Li
Штурмовик Метпрополии над полюсом Глизе, concept art, Mark Li

Слова Горского звучали страшно и зловеще. Но, черт возьми, ведь он был прав! Если ось и орбита сместятся, навигация может слететь полностью. Она ведь заточена под текущее положение планеты, под ее точные звездные координаты. Какой чудовищно опасный план! Но выход, получается, есть…

- Сколько людей погибнет? – лишь спросил Эндрю. Он уже понял, что Горский не шутит. Совсем.

- До половины, если мы не успеем никого предупредить. И никто если мы предупредим, отведем людей от океана и всех объектов, которые не выдержат девять баллов. 

- Значит, все отверженные должны выйти из пещер, отойти от берега, пропустить цунами.

- Да. И готовится к зиме. Долгой.

Горский затребовал доступ к оружию, которое хранилось в звездолете Ли-Сона. Благодаря его ответственности сохранилась мобильная клиника, которая продлила жизнь Горскому и еще нескольким сотням колонистов. Сверхсекретным объектом корабля, который являлся частью боевого флота Метрополии, была, конечно, оружейная. В ней среди бластеров, боевых скоростных ранцев и скафандров хранилась дюжина мощных водородных мин. Они предназначались для пробивания брешей в астероидных поясах и геологических подрывов. Их можно было использовать и как оружие. У Метрополии не было противника в галактике, обладающего звездолетами столь мощными, что для их уничтожения потребовались бы мины с ядерной начинкой. Но военно-промышленную машину было не остановить.

Никто из племени не посмел возразить идее президента. Рабская жизнь, каждый день, прожитый в страхе: жизнь на планете становилась невыносимой. Колонисты были готовы к смертельной схватке. Нужен был лишь лидер. И он появился. Восстал из небытия. Сам Горский был готов принести себя в жертву освобождению планеты. Лидер был во власти великого чувства единения со своим народом. Он понимал, что жизнь его скоро закончится. После таких страшных стрессов его организм не сможет существовать долго. Он решил уйти из жизни в бою, погибнуть в схватке за свободу – красивый финал для космического воина!

- Кальдера закрыта плитой, - Эндрю чертил на земляном поле пещеры карту Пионера. Мину, на мой взгляд, лучше заложить сюда – под угол плато. Вот тут грот есть, он образован подмывом почвы под углом плиты.

- А вторую нужно положить прямо на центр плато, запрограммировать на направленный взрыв вниз. На пробитие кальдеры в середине, - президент уверенно всадил в центр рисунка нож…

…Иван Горский стоял на плато Пионер, рядом с ним лежала мина. Горский поднял глаза к небу Глизе, там, за этой плотной синевой, уходила бесконечная дорога в темноту космоса, там его ждала пустота, бездонная темнота и ничего более. Его бренная жизнь закончилась. И Горский сделал шаг в эту пустоту. Он двумя руками поднял мину, прижал к груди и вырвал чеку. Мина завыла, оглашая Глизе жутким криком смерти для него и сигналом спасаться для всех остальных. От жуткого рева мины у него лопнули барабанные перепонки, кровь пошла ушами, носом. 

- Звезды, примите меня! – Горский в последний раз взглянул на небо.

Огненный шар повис над плато Пионер, ударная волна, вырывая с корнем вековые пальмы и лианы, понеслась во все стороны. Над планетой вырос страшный черный гриб. Птицы, рептилии и прочая глизейская живность понеслись кубарем, гонимые мощной воздушной стеной, созданной человеком. Если бы они могли думать, то, наверно, прокляли бы на чем свет всех звезд стоит тот момент, когда первый сапог двуногого ступил на эту землю. Но это была лишь подготовка к более ужасному. Плато дало трещину, она с жутким треском прошла дальше вниз и чудовищным давлением пробила щит из магматической корки. Огромная рана Глизе – колоссальная вулканическая котловина разверзлась. Планета затряслась, будто готовилась разорваться на миллиарды кусков и разлететься ко всем чертям по галактике. Но не разорвалась, выдержала удар. Небо заволокла чудовищная гигантская туча, взметнулся огромный столб пламени из недр Глизе. Столб продержался около минуты, изрыгая огонь в атмосферу мегатонной силой, потом стал постепенно сжиматься. Из жерла кальдеры в разные стороны разлилось гигантское море красной магмы. Ударные волны успокоились, за ними планету накрыл ураган. Плиты приняли на себя продольный натиск лопнувшей кальдеры, сдвинулись, породив цепную реакцию землетрясений. Океан вдруг откатился куда-то внутрь себя, обнажив несколько километров дна, на котором, как в разбитом аквариуме прыгали рыбы, большие и мелкие головоногие монстры. Они уже, наверно, попрощались с жизнью, как вода вдруг вернулась: огромная пенящаяся масса хлынула обратно, смывая уже однажды смытый хаос из деревьев, обломков конструкций. Казалось, планету и всех на ней раскачивает, как на каком-то дьявольском гигантском аттракционе. От удара кальдеры планета сошла с орбиты, двойная звезде Глизе переместилась, сменив высоту и азимут. Сколько осталось в живых людей, никто не знает. Горский забрал с собой часть своих бывших подданных. Все машины были уничтожены. Их навигация полностью вышла из строя. Роботы метались из стороны в сторону, как безумные тараканы, пойманные в стеклянную банку. А затем встали, как вкопанные, замерли в нелепых позах. Будучи не в состоянии определить свое местоположение, они лишились фундаментального пакета информации, остались без системы управления. Такой сценарий был недоступен пониманию ни машин, ни людей их создавших. И только бывший президент Глизе знал, что так все произойдет, потому что это был Горский, один такой на сто световых лет.

Concept art. Глизе меняет орбиту, concept art Space and Fantasy
Concept art. Глизе меняет орбиту, concept art Space and Fantasy

Большинство людей выжило. Человек оказался более живуч и приспособлен к природным катаклизмам, чем многие виды животных и чем все хрупкие умные машины. Люди мстили за унижение. Они оторвались на машинах, ломали их тяжелыми стальными прутьями, резали шланги и гидроприводы, разбивали каблуками камеры видения, жгли и кидали вниз со скал. Дядюшка Эндрю, Рам и Нийя вошли в кабинет, Эндрю уничтожил антропоморфа, посаженного вместо Горского. Да, он был похож на него, как две капли воды, все стало ясно, как божий день. 

- Представьтесь, пожалуйста, я Горский, президент Глизе, а вы кто? - спросила парализованная машина канцелярским голоом. Ни одна часть ее тела не двигалась, даже губы, звук исходил откуда-то изнутри.

- Друзья зовут меня дядюшка Эндрю, но ты можешь звать меня просто тетушка Смерть, - сказал вождь отверженных, подошел к роботу и ударил его сбоку прикладом по застывшей голове, у робота вывалился один глаз, линза объектива покатилась по столу.

- Представьтесь, пожалуйста, я Горский, президент Глизе, а вы кто? – повторил как ни в чем не бывало голос из робота.

- А ты, я сморю, упорный парень, - съязвил Эндрю. Он повесил на работа гранату, взвел таймер. – Пошли отсюда, ребята, оставим эту куклу наедине с самим собой.

…Постепенно Глизе зализывала раны, она выправлялась и втягивалась в свой новый статус планеты с измененной орбитой, кальдера полностью выплеснула свое огненное семя, оплодотворив планету новыми участками суши, нагорьями и архипелагами островов, беспорядочным бисером разбросанными среди океана. Температура на планете сначала сильно упала из-за поднятого в атмосферу пепла, затем нагрелась, потом постепенно пришла в норму. Пришла весна, и птичий гомон возвестил о том, что природа очухалась от шока землетрясения и вулкана. 

Население возвратилось к обычной жизни, появились новые герои, руководить назначали молодого Рамиреса. Его министры, Эндрю, старейшина и один из немногих, кто знал, с чего все начиналось. Другие племена тоже представили своих кандидатов в руководство. На планету возвратилась новая жизнь. Станет ли она той, о которой мечтал Иван Горский, чьим именем назвали столицу колонии? У города появился довольно странный герб: на нем был изображен казуар, несущий куда-то стальной шар.

Через полгода на орбите планеты появились галактический штурмовик-разведчик, ведомый генералом Бхавином Гиркараном, этим старым воякой, сторожевым псом Метрополии. Штурмовик завис на орбите. Гиркаран вышел на связь с командным центром столицы....

(продолжение следует)...


*****

Вы можете поддержать автора: 

  • Сбербанк: ......5237 «Visa Classic» (Visa Classic), в ПАО Сбербанк                 # счета: 40817810338120670000  Получатель: ОЛЕГ ВИКТОРОВИЧ Н. 
  • Получатель: ОЛЕГ ВИКТОРОВИЧ Н. Яндекс-деньги: https://money.yandex.ru/to/410015956536207

Трое с плато Пионер

Атаку решили устроить на пороге ночи, когда оба светила Глизе мутно-фиолетовым гало заваливаются за черный горизонт.  Они на момент зависают на кромке небесной линии, в этот миг океанский ветер будто липнет к волнам и затихает. Становится слышно, как машут крыльями и шныряют туда-сюда в высоченных кронах и жирных лианах миллионы летающих глизейских тварей, бывших хозяев этого мира

Глизе (Jonas De Oro)
Глизе (Jonas De Oro)

Как только упадет тьма, Саймон должен был отвлечь охрану, ловко закинув со стороны непролазных зарослей через проволочный забор базы пару свето-шумовых гранат. Затем Егизарян с двумя крепкими ребятами обязался пробить защитное силовое поле базы тяжелым геологическим вездеходом. Далее по плану Саймон со своими орлами врывается в брешь, пробитую передовой командной. На трех шустрых ховербайках он влетает победным вихрем в главное хранилище сервера Советника. Внутри он должен обложить корпус машины взрывчаткой и, запустив таймер на четверть минуты, юрко вылететь через створы примыкающего к серверному хранилищу ангара с элетрогенераторами. Не вышло, атака глизейских «декабристов» не заладилась с самого начала. 

атака на базу и хранилище Советника - (анонимный автор из группы Vk Space Concept Art)
атака на базу и хранилище Советника - (анонимный автор из группы Vk Space Concept Art)

Во-первых, охранные роботы-пауки не отвлеклись на световую ловушку, как задумал Саймон. С Земли недавно пришел апгрейд, сделавший их на уровень хитрее и проворнее. Метрополия в этот раз не предупредила об очередном повышении когнитивности умных машин, обслуживавших колонистов. Разве что полярное сияние, возникшее не к месту, могло выдать повышенный уровень облучения планеты при прорыве цифрового пучка, но никто не обратил внимания. Скрутившись в бронированные шары, пауки слились с покрытой густым мхом почвой, выпятив наружу разящие жала. Отстреляв по ховербайкам пучками электроразрядов, охранники распылили облако паралитического газа, которое плотным туманом окутало базу. Затем роботы откатились в высокую траву, что росла вдоль забора, изготовившись к стрельбе на поражение. Пара пауков быстро вскарабкалась по стене на крышу хранилища и изготовилась к стрельбе сверху. 

охранный робот - паук (автор Виталий Бургалов, Россия)
охранный робот - паук (автор Виталий Бургалов, Россия)

Истошно завыла сирена, кромешную темноту прорезали кинжалы мощных прожекторов. Въездную зону атакующим все же удалось пробить. Но на внутренней территории базы все как один ховеры были сбиты. Пронзительно визжа движками, летающие мотоциклы рухнули на подлете к залу хранилища супер-компьютера. Заговорщики побежали в сторону выхода, прикрывая носы руками, чтобы не получить дозу ядовитого газа. Персональное защитное поле спасало атакующих от паучьего электрического плевка в спину. Охранные роботы попытались задержать нападавших, выстреливая сети-ловушки, однако атакующая команда успела ретироваться за пределы базы, паутины попадали без добычи у ворот. А за ними власть механических пауков заканчивалась, любые действия против человека на внешней территории были им запрещены базовыми настройками.

робот-паук, лазающий по крышам (неизвестный автор из Сети)
робот-паук, лазающий по крышам (неизвестный автор из Сети)

Так провалилась первая попытка устранить Советника. Это был полный и унизительный разгром и конец Триумвирата, Президент теперь никогда не простит дерзкой атаки на его министра. Лидер Глизе быстро выявил зачинщиков, впрочем, это оказалось несложно: сразу ясно, что путч организовали не простые жители. Работягам с астероидных приисков, которые до сих пор даже не занесены в базу метрополии как оседлые, точно не нужно было обустраиваться на новой планете, начиная с неприятностей. И не космоэнтомологам и космогеологам с руки с оружием свергать самого влиятельного из министров. Нет, это был кто-то из элиты, когорты первых, пионеров, ставших знатью планеты, из глизейского дворянства. 

колонисты Глизе (Кулдар Лимент, Эстония)
колонисты Глизе (Кулдар Лимент, Эстония)

- Землю беспокоит ситуация на планете, до нас доходит противоречивая информация о разногласиях, беспорядках и насилии, - голос из Метрополии звучал спокойно, но властно и требовательно. Президенту не нужно напоминать, что своей должностью он был обязан Земле. Несмотря на все заслуги по освоению этого гигантского экзопланетного болота, которое только в рекламных роликах выглядело раем, а на самом деле было жестким и опасным миром, он покорно выслушал строгое напоминание о том, что лидер экзопланеты, как и все, служит Колыбели. И что пусть весь мир от Проксимы до Арктура пойдет прахом, и только Солнце будет светить вечно. И каждый, кто разделяет эту идеологию, в трудный час вытянется по стойке смирно и, не моргнув глазом, выпалит сухим речитативом: «Служу Колыбели человечества!». 

Где-то там Земля... (автор неизвестен)
Где-то там Земля... (автор неизвестен)

Справедливости ради нужно отметить что Горский был не из тех, кто станет покорно кланяться, благоговейно взирая вечерами на небо, откуда приходят инструкции древней Метрополии. Он отдает должное и чтит привилегии его начальников-землян, но здесь другой мир. Он был построен колонистами, среди которых царит неписаный закон: Мы создаем новое общество, земное нам не нужно.
- Вероятно, вам понадобится подкрепление. Раскол в одной экзопланетной колонии может превратиться в эпидемию, которая перекинется на другие миры. И это совсем не то, что мы ожидали, когда начали выстраивать нашу мультипланетную цивилизацию, - продолжал властвовать в кабинете Президента командный генеральский голос. Мы пришли к выводу, что вам и Советнику нужна помощь.
- Господин генерал, Советника не принимают люди, они не хотят, чтобы ими управлял компьютер. Я думаю, мы сами справимся с этой ситуацией.
- Думаю, что не справитесь, - отрезал голос, - даже уверен, что нет. Через полгода ждите группу кораблей полицейского эскорта на орбите Глизе, хуже точно не будет. 

На орбите Глизе (автор - Габриель Бьорк Штиернструм, Швеция)
На орбите Глизе (автор - Габриель Бьорк Штиернструм, Швеция)

Президент устало съехал вглубь кресла. Он посмотрел в окно, за которым на ветру колыхались кроны шарообразных пальм, накрепко запутанных, как пленники кочевников, хищными лианами. Вдалеке за кромкой деревьев виднелось лазурное море, спокойное и бескрайнее, над его гладью беззаботно тешились глайдеры. Оба солнца сияли на небосводе, оплодотворяя Глизе теплом. Люди были счастливы, что нашли себя тут, и они не хотят вникать в проблемы, просто наслаждаются жизнью. 

Офицер Метрополии тоже стоял у окна, но ничего кроме тяжелой бездонной черной тьмы, прошитой алмазными иглами звезд, он не видел. Генерал отвернулся от огромного иллюминатора командирского отсека и обратился к своему собеседнику, полковнику спецслужбы метрополии. Тот слышал весь их разговор с президентом Глизе, но предпочел не обозначать свое присутствие на экране, посему видео было отключено под предлогом радиопомех от межзвездного ветра. 

прорыв в атмосферу Глизе цифрового пучка со стороны звезды (автор - funon, Digital Art)
прорыв в атмосферу Глизе цифрового пучка со стороны звезды (автор - funon, Digital Art)

- Земля заинтересована в стабильности на Глизе, вы же знаете – это наш образцово-показательный проект. Метрополия должна видеть, что мы способны не только колонизировать планету, но и установить на ней развивающееся, лояльное и финансово состоятельное общество, которое будет отдавать системе, а не только брать от нее, - процедил сквозь зубы спецагент. Он вальяжно закинул ногу на ногу, всем своим респектабельным видом демонстрируя полное спокойствие и уверенность в том, что все идет по плану. А он, от «А» – до «Я», в его решительно-мужественной голове, безусловно. И финальная стадия должна была быть мощной и запоминающейся, как победный салют, который прогремит на всю галактику и не оставит ни у кого сомнений в могуществе спецслужб, бескомпромиссно защищающих стратегические интересы Метрополии.

- Ваша ставка в этой игре на суперкомпьютер спорна, это скорее пока теорема, требующая доказательств, - попытался начать примирительный разговор генерал. Когда бывалый вояка, формально курировавший сектор экзопланет системы Водолея, начинал серьезно вдумываться в суть политики, навязываемой колонистам метрополией, у него неизменно начинались мучительные приступы мигрени. 

Генерал, бывалый астронавигатор. (автор Майкл Уванди, США)
Генерал, бывалый астронавигатор. (автор Майкл Уванди, США)

«Вся эта «Византия» не стоит шнурка с ботинка Гагарина», - говорил бывалый астронавигатор в таких случаях, морщась от интриганства земных бюрократов, как от лимончиков, выращенных на гидропонике звездолетных теплиц.

- Глизе постепенно из когорты фаворитов Метрополии перемещается в список проблемных колоний, - монотонно продолжал полковник. По интонации его голоса можно было понять, что решение, скорее всего, уже принято, причем кем-то более влиятельным, чем этот самоуверенный представитель спецслужб экзопланетарной галактической системы.  – По мере обеднения пояса астероидов их двойной звезды 




Земля все больше проникалась уверенностью, что Глизе с экономической точки зрения состоится скорее как туристическая Мекка. Природа там богата и красива. (Генерал, бывавший раз на планете при этих словах, ухмыльнулся, предусмотрительно отвернувшись к иллюминатору). – Но, когда планету лихорадит от постоянных стычек с правительством никакой вариант развития не подойдет. 

офицер галактической спецслужбы Метрополии (автор Allen Douglas)
офицер галактической спецслужбы Метрополии (автор Allen Douglas)

Что мы получим в результате, разразись там революция? – Очередное пиратское пятно на звездной карте, к которому любой лояльный коммерсант ближе чем на световой год не приблизится. Или наоборот, тихое периферийное болотце для любителей научных исследований. Но кто тогда будет содержать этот экспериментальный рай в шести парсеках от главного сейфа с деньгами? То, что он сказал далее, даже видавшего вида генерала вмяло в смущение, которое он не испытывал со времен, когда послал космодесант на верную гибель в систему на краю черной дыры. Гамма-взрыв от схлопывания звезды в дыру тогда накрыл все живое в радиусе пяти световых лет. И, как и тогда, Метрополия сегодня требовала от него достижений любой ценой. 

Трагедия произошла из-за того, что им, видите ли, приспичило доказать возможность использования эффекта резкого искривления пространства для гипер-скачка. И он по приказу послал десант в самое пекло, на горизонт событий, где дыра начинала жрать светило, хотя десятки ученых мужей предупреждали, что все закончится чудовищной гамма-бурей, которая не оставит никаких шансов живым существам.

коллапс звезды в черной дыре и момент мощного гамма-выброса (автор - funon)
коллапс звезды в черной дыре и момент мощного гамма-выброса (автор - funon)

- Мы заменим президента на Глизе, поставим на службу системе самого передового интеллектуального антропоморфа, похожего как две капли воды, никто и не заметит даже - отчеканил спецслужбист, будто говорил о смене хозяйственного контейнера. Планета и так уже наполовину управляется машиной, кибернетический двойник с мозгом Советника – то что нужно. И нам спокойнее…

гидропоника звездолетов (polycount.com)
гидропоника звездолетов (polycount.com)

Пока президент общался со звездолетом Метрополии, Глизе успела прокрутить свой десятичасовой день, сутки здесь были коротки, как девичья память. На планету снова упал красно-сиреневый закат, переходящий в фиолетовое свечение на кромке океана. Он каждый раз был разный тут, в зависимости от влажности и цвета пыльцы, которую выкидывали в воздух цветы некоторых растений, раскрывающихся на закате, когда летающие обитатели вылезают из своих укрытий и опыляют их, шныряя с одного цветка на другой в поисках сладостей. От того как изменилась температура за день, от муссонов и горных ветров, от болотных испарений, еще черт знает от чего возникала эта завораживающая картина. Каждый раз планета показывала свои новым обитателям шоу, сравнимое по красоте с великолепием земной радуги или шоу колоссальных водо-ледяных гейзеров Энцелада.

закат на Глизе. (Кулдар Лимент, Эстония)
закат на Глизе. (Кулдар Лимент, Эстония)

Формальной претензией ветеранов являлся Советник, «железный самозванец», как его называли. Если разобраться, суперкомпьютер действительно практически всегда был прав. Только кто же будет разбираться, когда можно выплеснуть негативные эмоции на машину, которая не умеет обижаться. Накопившиеся за миллионы лет эволюции на Земле зло, благополучно мигрировало на Глизе, и в новом месте жаждало найти способ реализоваться. Зло всегда несправедливо, а когда оно исходит от друзей – коллизия может стать личной трагедией. Наверно именно так и чувствовал себя Президент, ведь его главные оппоненты сегодня – это бывшие друзья, с которыми он начинал осваивать этот строптивый мир. Некоторые, например, считали (или хотели так думать), что Горский сам назначил Советника членом правительства. Много еще чего про него говорили. И вообще, кто же будет разбираться в ситуации, когда с крайним уже определились. 

Триумвират: первые шаги по планете (Jonas De Oro)
Триумвират: первые шаги по планете (Jonas De Oro)

Общение Президента со своим Советником со стороны напоминало обычную беседу с родственником за чашкой чая на семейной кухне. Он даже не советовал, скорее, просто информировал о своем мнении и делал это всегда аргументированно, подкрепляя фактами. Как наставник с большим жизненным опытом: казалось, он всё прожил и пережил, всё видел и испытал. Как говорится, ничего личного, доказывать свое превосходство перед человеком не входило в его приоритеты, но так уж его настроил создатель: земная команда, которая наделила Советника качествами, необходимыми для формирования за несколько парсеков от метрополии более справедливого и эффективного общества, без вирусов и программных сбоев, присущих живым.
- Ты не готов принять решение. Давление выше нормы и пульс учащен, и электромагнитное поле мозга в возбужденном состоянии, в таких ситуациях глобальных решений не принимают, - спокойно и методично наставлял суперкомпьютер.
- Неважно, Советник. Просто скажи мне, что думаешь. Да, я волнуюсь. Но не потому, что не готов принять решение. Речь идёт о людях, которых я знаю много лет, они всегда были преданны мне и Глизе.
- Они не преданы тебе сейчас, ни одной миллисекундой своей биожизни.
- Много ты понимаешь…- устало процедил президент.  С этими людьми я прошёл огонь и воду. 

кабинет Президента и Советника (Toby Lewin, Ben Procter - США)
кабинет Президента и Советника (Toby Lewin, Ben Procter - США)

- Машина ничего не ответила. Советник выдержал паузу, с потолка, где находились динамики президентской громкой связи, послышались два голоса. Это была запись телефонного разговора. Говорили Саймон и Егизарян, два друга Президента: «Он давно действует мне на нервы. Много лет его терпим, человек явно стал неадекватен. И затянувшаяся проблема с железякой - последняя капля». Двое возбужденно и громко разговаривали ещё несколько минут, называя президента не иначе как опостылевшим. «Наверно, в минуты крайнего раздражения друзья имеют право на эмоциональный срыв, его нужно уметь прощать», - успокаивал себя Президент. Но эти волны аутотренинга разбивались о волнорез рациональности и решимости его советника.
- В их голосах – холодное презрение, безразличие и неприязнь весьма опасного свойства, - учтиво предупреждал он своего босса. Сожалею, что пришлось показать вам это. Но молчать я не вправе, - сказал Советник, возможно, понимая, что своим рациональным умом сделал человеку больно.
- Послушай, Советник, быть может, ты просто не любишь их? У тебя ведь есть повод их ненавидеть, не так ли. Хотя бы за то, что они ненавидят тебя.
-  Блок, который мог бы сымитировать такого рода эмоции, в моей фабричной модификации отсутствует, - невозмутимо парировал искусственный интеллект.
Отношения президента с его кибернетическим министром чем-то напоминали дружбу хозяина с собакой: один платит преданностью, другой ее принимает, то есть как бы снисходит до понимания того, что интуитивная преданность для этого создания и есть дружба и основа взаимного уважения. Президент никогда не относился к Советнику как к машине, не имеющей самосознания, гнал прочь мысли о том, что все это – лишь тонко просчитанное альтер-эго супер-компьютера, красивая сложная игра кибернетического разума, имитация рассудка живых и разумных. 

База колонии (Jonas de Ro, Япония)
База колонии (Jonas de Ro, Япония)

Если уж и говорить о расколе на планете, то произошел он действительно на уровне глизейских элит, но в итоге в него постепенно в большей или меньшей степени оказались втянуты все колонисты. Слава звездам, противостояние пока еще не перешло в фазу тотального вооруженного конфликта, однако печальным результатом конфронтации стало разделение народа планеты на два лагеря. И, судя по всему, во главе оппозиции стал Саймон. Тот самый парень, с которым они вместе, еще совсем молодые тогда космодесантники, на отсчет раз-два-три одновременно сорвали с себя шлемы, чтобы первыми вздохнуть незащищенными легкими атмосферу Глизе и на себе проверить, можно ли тут жить без скафандра, обнимались, прыгали и радовались, как дети, когда все получилось.

Горский, Саймон, Егизарян на плато Пионер (Jonas De Oro)
Горский, Саймон, Егизарян на плато Пионер (Jonas De Oro)

Президент пытался с ним договориться, но Саймон отказался обсуждать-что-либо по электронной связи (уже знал о прослушке?). Он сообщил, что ждет Президента в лагере за болотами. «В том самом первом нашем лагере, откуда все началось», - прохрипел он в спикеры правительственной связи срывающимся голосом. Президент прекрасно помнил место, о котором говорил его друг: небольшое плато, что возвышалось над лесом, открывая потрясающий вид, от которого замирало сердце, а отмерев, начинало стучать сильно, забивая гвоздем в мозг «это мой мир, и я никуда отсюда не уеду». На этом плато они тридцать лет назад с Саймоном, Егизаряном и еще несколькими пионерами и решали кому править формально, приговорив Горского «как самого умного» к этой тяжкой ноше. Ребята тогда жили другими понятиями: в их распоряжении была вся галактика и время романтиков, свято верящих в дружбу и мужество людей, открывающих новые миры ради распространения разумной жизни. 

система двойной звезды дарит свет Глизе (автор NA)
система двойной звезды дарит свет Глизе (автор NA)

Это был один из немногих случаев, когда президент проигнорировал мнение Советника, отговаривавшего ехать в лагерь оппозиции. Ему стало казаться, что после апгрейда искусственный интеллект стал вести себя как-то странно, как выразилась сама машина, «повзрослел и остепенился». А как машина, пусть даже самая умная в галактике, может «остепениться»? Впрочем, понять все нюансы умных машин человеку было не дано, если разумный компьютер решил, что повзрослел, видимо, так оно и есть. Никто не хотел боевого столкновения. Тем более странно, что колонна президента нарвалась на засаду, коварно и подло устроенную за двести километров от Пионера. Кромешную темноту быстротечной глизейской ночи разрезали ослепительные лучи бластеров, за ними стали срабатывать мины, начиненные химическими соединениями, создающими при взаимодействии с атмосферой Глизе, эффект вакуумного взрыва. Первые вездеходы один за другим вспыхнули и разлетелись яркими осколками, высокими зловещими факелами пыхнули взрывами боеприпасов. Те, кто стоял хвосте, успели взлететь и нанести ответный удар по джунглям, обратив их в один огромный вселенский костер. 

после боя (автор NA)
после боя (автор NA)

В тот день, наверно, сгорели миллионы ни в чем не виноватых тварей, таившихся в них. Удар также был нанесен по хранилищу, где находился Советник, компьютер, который стал причиной раздора, был уничтожен ударом с воздуха, одной ракетой, которая сравняла базу с землей. Президент ехал в бронемашине, которая шла в замыкающей части колонны. Он отправился в этот путь через болото с целью помириться с Саймоном и Егизаряном. О встрече члены триумвирата договорились, стороны были готовы к диалогу, и такого коварства никто не мог предположить от человека, называвшего себя когда-то другом. 

Удар возмездия был нанесен сразу же, рой тяжелых военных дронов, стартовавших с базы, разнес в прах плато Пионер, не дав обитателям лагеря никакого шанса на спасение. 

захват спецназом лагеря на плато Пионер (автор NA)
захват спецназом лагеря на плато Пионер (автор NA)

Так в первой и самой кровопролитной за историю колонизации планетных систем Водолея гражданской войне погибли первооткрыватели самого большого и красивого из обитаемых экзомиров. Среди погибших и были участники легендарной Двадцатой экспедиции, в том числе и те, чей сапог скафандра первым опустился на зыбкую почву Глизе: великая тройка, отцы-основатели, Саймон, Егизарян и Горский. Колонией в самые трудные времена и управлял этот триумвират первых. И они начинали с чистого листа, затем по наставлению Земли появился Советник (так президент назвал своего железного помощника), с одним совещательным голосом. А жизнь на планете тем временем брала свое: матрица земного устройства общества постепенно распространилась на всю глизейскую колонию, появилось неравенство, больше прав и возможностей предоставлялось определённым категориям лиц: первым астронавтам, инвесторам, заслуженным ветеранам астероидных рудников, отставным офицерам Метрополии, прилетевшим на Глизе в поисках умиротворения, ученым-глизеистам.  В дальние уголки нового мира, туда, где в болотах живут жуткие монстры, постоянно идут дожди, и нет зимы, потянулись отверженные: неудачники, безработные простолюдины, выкинутые с астероидов, романтики, не рассчитавшие свои силы, просто те, кто жаждал, чтобы его все оставили наедине с самим собой. Они уходили в глухие джунгли и терялись там, растворяясь в бездонной природе этой дикой планеты.

глизейское болото, на горизонте-плато (Jonas De Oro)
глизейское болото, на горизонте-плато (Jonas De Oro)

В один из таких глухих неизведанных районов за день до атаки приземлился космический корабль-невидимка, спрятанный от радаров за специальным панцирем, поглощавшим электромагнитное излучение, как жадное глизейское болото мух, садившихся на его кочки. Боевой корабль привез команду спецназа, мощные боевые бластеры и мины, а также какой-то ящик длиною примерно в два с половиной метра, поверх которого официальным шрифтом метрополии было написано «совершенно секретно». Спецназ организовал засаду, приказание Метрополии исполнено, вся колонна, которая шла на плато Пионер, уничтожена. Вся, до единого вездехода, а не только ее передовая часть, как потом судачили глизейцы. 

погибший астронавт (автор NA)
погибший астронавт (автор NA)

На поляну, где был расстрелян конвой из джунглей вышли люди, выехали вездеходы. Точно такие же как сгоревшие во время засады. Несколько роверов встали в строй, и колонна пошла обратно, в сторону Базы. Эта группа вернулась, вместо погибшего Горского прибыл его кибернетический двойник, сверхсекретный антропоморфный робот, опора Метрополии, он и обеспечит транзит власти над планетой полностью в руки машин. В конце концов, роботы ведь и были настоящими первооткрывателями планеты, они прилетели сюда раньше Триумвирата. Глизе, как и ранее, будет править президент. Его не отличить от живого, ему, победителю, который избавил глизейский мир от смуты и от ненавистного Советника, сейчас бросают к ногам яркие огромные цветы, которые растут только здесь.

 

лес Глизе на рассвете (Jonas De Oro)
лес Глизе на рассвете (Jonas De Oro)

И будет второй правитель, что на корабле, на расстоянии двух парсеков в прямой видимости сектора двойной звезды, давшей свет жизни и тепло в этом уголке вселенной. Жители ничего не узнают о нем: многие здесь приезжие, и им ни к чему сложные интриги, «вся эта Византия». Да и оставшимся старожилам тоже нет никакого дела до сложных социальных лабиринтов, когда вокруг такая неземная красота.

Cover (NA)
Cover (NA)

Олег Страж, 2019г.


(no subject)

Решил делать вот такие небольшие видео сюжеты на Ютубе. Создал youtube канал "Фермерские продукты". Начал с тестирования фермерского сыра.
https://youtu.be/MFyT20XmsWU

Время орёликов

Впервые услышал от своей младшей дочери вчера слова: «Это даже лучше кино, чем иностранцы делают». Высокая оценка. Это мы сходили на «Время первых». Обычно я делаю summary-вывод в конце эссе, сейчас я с него начну, и оно будет коротким: Качественный фильм. Такой, каким и должен быть художественный фильм, снимаемый профессиональным режиссёром (Киселев), в котором играют профессиональные, талантливые и харизматичные актеры (Ильин, Хабенский, Миронов), сюжет которого прописан (в данном случае на основе вполне реальных событий, ну чуть добавили кино-драматизма по-любому) профессиональной командой сценаристов из пяти (!) человек, при поддержке космонавта-героя Алексея Леонова. Команда умеет «держать слово» – в переносном смысле, да и в прямом тоже, видимо, - а это значит, что умеют прописывать человеческие, а не ублюдочные, как в некоторых «антисоветских» ТВ сериалах тексты, создавать диалоги нормальных людей, вызывающие даже не симпатию - простое человеческое понимание, а не проплаченную угловатым беспринципным вороватым чинушей – использованной гигиенической прокладкой олигархии - «заказную» полит-антипатию (мол, как мы так могли жить вообще- спасибо родимым олигархам за освобождение из коммунистического ада). Ну, а в видео-эффектах, сделанных «Базелевсом» чувствуется рука человека, работающего в этом бизнесе уже на мировом уровне (Бекмамбетов).



Мне кажется, что самая сильная роль у Владимира Ильина (сыграл Сергея Королева). Но дуэт Миронов-Хабенский (космонавты Леонов – Беляев по фильму) тоже хорош, скажем так: «по определению». Ильин, которому в этом году уже 70 вообще удивительный, многоплановый и глубокий актер. Он хорошо играет отцов. Он играет тех «мужиков с сединкой», простых умных, сильных, добрых, на которых и держится «вот это вот все». Смотришь на него – и понимаешь: таким и был Королев. Быть может, внешне схожесть соблюдена и не во всех деталях (хотя тоже круглое лицо, зачесанные назад волосы, высокий лоб, решимость и какая-то отрешенность от всего лишнего, наносного, пустого и ненужного для достижения цели в глазах – у них все же общее). Приходит понимание, что внутри Королев был именно таким – «отец солдатам -космонавтам». И профи Ильин «поймал» это. Его «Удачи вам, орёлики!» можно отнести к посланию из прошлого всем нам. Наши отцы говорили так о парнях, летающих на самолетах и ракетах: они звали их так и верили, что они молодые и сильные могут летать и продержатся, все сделают, потому что это наши ребята, они лучшие. Да, было такое время у нас! Смотришь фильм и веришь: не будь такого как Королев, этого Человека Земли (оба слова с Заглавной) – неизвестно вообще была бы «та самая» История с ещё одной большой буквы «И», которой мы стыдливо «типа как бы гордимся». В картину уже успели, правда, сделать плевок, назвав ее «историей про «полет в кандалах». Не знаю, что кандального в ней нашли, я лично увидел более историю второго плана про дружбу двух ребят-летчиков. Пожалуй, «кандальная часть» касается в целом холодной войны, ее реалий, воплощением которых стал генерал Каманин, требовавший «обогнать американцев» и «не допустить падения спускаемого аппарата на территорию врага» (очень емко и профессионально эту роль второго плана исполнил Котенев). Оставим на совести кухонных диссидентов «кандалы» и обратим внимание на несколько иной аспект:
Вдумайтесь, ведь нам была показана история наших отцов, бывших простых городских и деревенских пацанов, а об их простоте говорят автобиографические вставки (кстати, блестяще сделана картина «полета» во сне – или в мечте - маленького Леши над ночным полем), покоривших космос, выведших первыми человечество на принципиально новый уровень жизни - За пределы колыбели … Ибо кто если не они?



Такой как Королев не мог не появится в послевоенной стране, чуть не погибшей, потерявшей десятки миллионов, но восставшей из окровавленных черных руин супер-промышленностью, спецсталью, станками и инженерной школой мирового уровня, рабочими-мастерами, людьми с золотыми руками – все они осилили этот рывок за атмосферу, за гравитацию, за грань возможного. И пусть хрипло гавкают плешивые дворняги без роду и племени про то, как мы «все, мол, вывезли из Миттельбау у Вернера фон Брауна» – да ни хрена! Это Королев сделал, это Черток (Ицков сыграл) сделал, это Раушенбах (Нифонтов сыграл) и многие другие – все они не глупее были фон Брауна и его очкастых SS-овских псов. А прошли они очень быстро и неизмеримо, намного дальше любого архивного мусора из горы Коштайн: от управляемых баллистических болванок с гептилом и тротилом, летающих на высоту до 188 км. – до космических кораблей и аппаратов. А это дистанция неизмеримо большая: как от холодильника на кухне болтунов - до Сатурна, и оттуда обратно - до дивана.
В этом фильме и роли второго плана (жены, офицеры, рабочие, персонал, летчики сопровождения и спасения и т.д.) прописаны емко, жизненно, как и положено качественному кино. И в заключение пару слов о спецэффектах, космических съемках. Уже после премьеры сеть заполнили вилоги разных умников со странными трудно-выговариваемыми фамилиями, которые принялись усердно копаться в спецэффектах, пытаясь найти «несоответствия».



Слушайте, умники, а что ж вы так в «Гравитации» не копались-то, а? Вот уж где поле просторное для сканирования багов. Скажу проще и доступнее: я смотрел «Гравитацию» и мне было не страшно: ни когда астронавтов «закручивало» вокруг разрушающегося орбитального модуля. Мне не было страшно и волнительно даже когда астронавты в ранцах неслись по орбите на последней капле топлива в поисках другой, спасительной станции. Смотрелось красиво - как красивая объемная картинка – а нужно было, чтобы зритель ощущал себя летящим там в вечном холоде и темноте, в этом скафандре с ранцем. Чтобы прочувствовать не то, как Сандра Буллок и Джордж Клуни смотрятся красиво на фоне космоса, а то как космонавт беззащитен в этом небольшом коконе – его единственной маленькой надежде на спасение в бесконечности всесильной вселенной. И когда Леонов застрял в своем раздутом скафандре в этой чертовой узкой шлюзовой камере и не мог закрыть за собой люк в открытый космос, мне так и хотелось вскочить с места и крикнуть на весь зал: «Леша! Ногой попробуй, ногой подцепи люк!» Да, давненько не испытывал таких эмоций в кино, уж и забыл, когда в последний раз в зале хотелось вскочить и подсказать что-то артисту на экране, разве что в далеком детстве, очень далеком. В «Первых в космосе» это ощущение присутствия на орбите передано. До мурашек. На все сто (хоть и не в 3D смотрел). Как это сделано? За счет чего? – Трудно сказать. Профи знают ответ, видимо. Я думаю, за счет всего…

Оригинал публикации - на сайте "Проза.Ру": http://www.proza.ru/2017/05/04/1106